И снова на лавочке старик.

«Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме
найдёт?
Тесна мне бытия печальная темница,
— О, если б дверь найти, что к вечности ведёт»! О.Хайям.

Сегодня моему счастью нет предела! Она ответила согласием, она готова выйти замуж за меня! Я так долго её добивался, я сходил от неё с ума. Она – неизменная часть меня, моих снов, моих фантазий, моих планов на жизнь. Ради неё я окончил престижную школу по экономике, ради неё я выучил японский язык, ради неё я бросил многих друзей, ради неё…

Мы прогуливались вдоль побережья моря. Я нежно держал её за руку, она улыбалась мне. Она так же была рада, ведь я выполнил все её условия, я изменился благодаря ей. Мой взгляд мимолётом упал на одиноко сидящего на лавочке старика, похожего на бомжа. Он лукаво подмигнул мне. Я быстро оторвал свой взгляд и перевёл его на любимую. Впереди так много интересного, ведь теперь я с ней!

Спустя три годя мы прогуливались уже втроём. Наш маленький сын мирно спал в коляске. Она была не довольна мною. Карьера продвигается не так быстро, как ей хотелось бы. Я немного потолстел, так нельзя. Я обещал всё устроить. И снова на лавочке старик, и снова подмигивает мне.

Спустя десять лет я гулял один, весь в печали. Она упрекает меня в эгоизме. Моя работа после значительного повышения отнимает у меня всё время и силы, что я могу поделать, она же сама хотела успешной карьеры! И снова на лавочке старик, и снова подмигивает мне. Дежа Вю?

Спустя двадцать лет мы гуляли компанией. Моя семья, жена и двое детей, друзья. Было весело, хотя она то и дело молчаливо корила меня взглядом, что я выпиваю лишнее. И намекала, что у моих друзей другие отношения в семье, что следует поучиться ухаживать за женой у них. И снова на лавочке всё тот же старик, и снова подмигивает мне. Но он не изменился! Что происходит?

Спустя тридцать лет болезнь из-за напряжённой карьеры почти свалила меня. Я прогуливался один, больной и одинокий. Она ушла от меня, обвинив во всех смертных грехах. Говорят, что к бывшему другу ушла, который занял моё место на работе. Дети живут за границей, а остальные друзья отвернулись от своего больного друга, который потерял всё. Я подошёл к лавочке, где, как ни в чём не бывало сидел старик, похожий на бомжа. Он улыбался. А мне хотелось плакать.

— Из века в век одно и то же, приятель. Надежды, вожделение, страсть, разочарование, позор, смерть. Тоска. Но ты ничего, держишься. Тебе ведь надо приготовиться.

— К чему, к чему я должен приготовиться?

— К главному, самому главному отрезку своей жизни. Отрезку, за который ты поймёшь в тысячу раз больше, чем за всю предыдущую жизнь. Поздравляю, ибо не все удостаиваются такой чести…

Я потерял сознание. Очнулся, точнее, еле-еле открыл глаза. Костёр, свалка, какие-то люди тихо поют песни, выпивают. Кажется, эти люди и живут на свалке.

— Ты извини, приятель, но скорую мы тебе не вызвали. Михалыч, наш шаман, сказал, что бесполезно. Тебе осталось всего несколько часов. Зачем тебе умирать в больнице? Здесь – свобода, хочешь выпить?

Я всё понял мгновенно. Даже без этих странных слов. Не обычная ясность в голове. Не обычная скорость понимания, реагирования. Я знал, что это конец. Так же, как и знал, что это только самое начало нового, совсем нового. Я выпил, немного сил перед финалом не помешает. Я смеялся. Над глупостью прожитых лет, глупостью надежд и целей, особенно над глупостью любви. Сейчас всё ясно, старик на лавочке был прав. Необычайная лёгкость, как будто сбросил с себя тонну груза, висевшего на плечах с раннего детства. Тогда, когда меня учили, что нужно делать, к чему стремиться, ради чего жить…

 

Он пел тихую песню о любви. Но не о любви к женщине, родине или другу. О той любви, которая не зависит от мимолётности жизни, как и от самой жизни или смерти. Её пел тот старик, и весело смотрел мне в глаза. Я весь в слезах радости оставлял это тело, которое не знает жизнь. Во мне внутри просыпалось ТО, что знает жизнь. Знает. Я возвращался домой.

«Я не буду искать объяснения всего. Я знаю, что объяснение всего должно скрываться, как и начало всего, в бесконечности». Л.Толстой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *