Квантовая реальность, фантазия, ч.2.

Мы лежали с Блю, довольные и уставшие. Не то, от заглаживания конфликта, не то от страстного секса. Иногда хочется в такие моменты остановить жизнь, и чтобы ощущение счастья длилось бесконечно долго. Ведь завтра наступит новый день, и счастье обязательно уйдёт.

— Ты не хочешь от меня ребёнка, Мишель? Мне кажется, мы бы перестали ссориться и зажили бы по-другому. Все эти бесконечные научные исследования, работа, а жизнь проходит.

Я хотел было ответить что-то вроде между «да» и «нет», дипломатично. Я и сам не знал, хочу или нет. Неожиданно, не знаю по времени сколько, я очень ясно увидел и ощутил ДРУГОЙ вариант этой темы. Так, как будто это и есть настоящее. Я и Блю, живём в каком-то загородном доме, и наш маленький сын только, что описался. Блю очень располневшая, нервная, кричит, чтобы я быстрее нёс памперс. А я хочу курить именно в этом момент, и мне кто-то звонит. Я живу так, это и есть моя жизнь. И я несу памперсы, я знаю даже, где и когда я их купил.

— Так, что ты думаешь, дорогой?

Мои мысли судорожно пролетали в голове, как полоса новостных лент на экранах телевизора. Видение и ощущения было настолько явными, насколько сейчас обнажённая Блю смотрит мне в глаза. Я что-то отвечаю, и побыстрее удаляюсь в душ. Тёплая струя воды, затем холодная, затем снова теплая и снова холодная. Контрастный душ быстро приводит в чувство. Не заигрался ли я слишком в квантовые реальности? Не схожу ли с ума? Сразу представил заголовки газет с названиями типа «Ещё один квантовый физик сошёл с ума», или «Квантовая реальность убивает мозг». Можно и помягче «Квантовые физики ищут утешение в буддийских монастырях». Может быть правду говорил ему один востоковед, что все эти невероятные научные открытия в области мозга и микро частиц давно известны восточным мистикам, там просто называют всё это другими словами.

— Не удивляйся, это только начало, мой квантовый брат.

Я даже не удивился своему голосу, двойника из параллельного мира. Кажется, он весьма кстати.

— Продолжай принимать душ, так ты максимально расслаблен, и тогда мы можем общаться. Ты начинаешь сталкиваться с феноменами резонанса. Уверяю тебя, что впереди будет весело. И никаких психиатров, а вот медитация и восточная философия будут весьма полезны. Чем быстрее ты поймёшь, что тебе нельзя продолжать заниматься квантовыми реальностями, тем быстрее мы всё закончим.

— Кто это мы? И почему ты решаешь, что мне делать в моей реальности! Сам получил солидный грант, славу, а мне бездельничать предлагаешь? Умереть тихо и незаметно во славу всем остальным мирам, хоть параллельным, хоть перпендикулярным!

— Мы, это те, кто УЖЕ сделали открытие резонанса частиц, то есть ты, в нескольких реальностях. Точнее в тридцати восьми. Ещё двенадцать таких, как ты, откроют в других мирах, и конец всем мирам. Резонанс пятидесяти миров создаст огромную энергию, которая засосёт все миры, и всем вселенным не просто будет конец. Начнётся хаотичное взаимное проникновение всех миров друг в друга. Все сойдут с ума. Потому, что ты никогда не будешь знать точно, кто ты, кто у тебя сейчас в кровати, и есть ли на небе солнце. В каком времени ты живёшь, будущее будет меняться местами с прошлым. И главное, никто не будет знать, как всё это остановить. Такой себе вечный сумасшедший дом, глобальные вселенные хаоса. Сейчас ты начнёшь видеть только цветочки того, что может быть.

— А как остальные, которые не сделали ещё этого открытия?

— Их, по нашим приблизительным подсчётам, около ста пятидесяти. Это первая группа риска. Риска сделать открытие, как у тебя. Есть вторая группа, меньшего риска. Их около пяти тысяч. Это те, кто или запил временно, или ударился в семью и детей, или в депрессии. Но риски возврата к научной деятельности высокие. Третья группа – их около тридцати тысяч, ещё меньшего риска. Там или разочарование в квантовой физике, или наркомания, или инвалидность. Есть шансы на возврат к исследованиям, но не высокий. Другие группы риска я не знаю, там счёт может идти на сотни тысяч. Представь, что ты живёшь миллионы жизней. Ну, не во всех же ты будешь квантовым физиком, не во всех будешь именно с Блю, не во всех доживёшь даже до молодости и так далее.

Он говорил, а я ощущал, что мой мир потихоньку летит к чертям собачьим. Как тут спокойно себе жить дальше зная, что ты существуешь в огромном количестве, с огромными вероятностными разбросами. Но я неожиданно спросил о другом.

— Слушай, а ты в своём мире с Блю?

— Нет, она погибла, помнишь, ты вёл машину выпивший, после дня рождения у кузины из Чикаго?

Я вспомнил, что тогда чуть не задел при обгоне машину. Даже не придал этому значение.

Блю зашла в ванную. Я посмотрел на неё так, как смотрят во сне на умерших близких. Всё скоротечно, и всё не предсказуемо. Сегодня я смотрю на неё, а завтра может не наступить для неё, или для меня, или для всей планеты. Правда, надо почитать великих восточных мыслителей. Блю всегда говорила, что они лучшее лекарство от мрачных мыслей. И в её взгляде я читаю похоть. Хоть я и не психолог, как она, но догадываюсь, что, когда женщина хочет от тебя ребёнка, она просто может затрахать тебя до полусмерти. Самое время спать. Только, где я проснусь и кем, я уже не был в этом уверен.

 

В обед мне позвонили из офиса Мак айда. Вечером я уже сидел у него в шикарном кабинете. Любитель сигар и женщин, поседевший Мак айд выглядел всё таким же мачо, каким и был всю свою бурную жизнь. Его интерес к исследованиям в области квантовой физики, биохимии и мозга объясняли присущим ему азартом игрока. Игрок по жизни, он выигрывал и проигрывал огромные суммы на скачках, прогнозах боксёрских поединках и казино. Но мало, кто знал, что ещё в ранней молодости, увлекаясь движениями хиппи, он не раз пробовал ЛСД. Тот опыт других реальностей оставил настолько мощное впечатление у Мака, что он хотел во, что бы то ни стало иметь постоянный доступ к этим впечатлениям. В отличие от друзей своей молодости, он прекрасно видел и понимал опасность использования наркотиков для этих целей. Многие погибли, сошли с ума, покончили собой, деградировали, не выдержав ни глубины переживаний, ни последствий для здоровья и психики под воздействием ЛСД, грибов и прочих подобных радостей. Ему нужен был другой, более безопасный путь в иные измерения. И в квантовых исследованиях он видел и будущее, и входную дверь туда, куда его влекло более всего на свете. Перепробовав в этой жизни всё, что можно было перепробовать, от разнообразного экстрима и огромных денег до оккультизма, мистер Мак айд не нашёл ничего равного глубоким изменённым состояниям сознания.

— Мы давно знакомы, поэтому я перейду сразу к делу, Мишель. Многие сочли Ваш доклад и исследования сырыми и бездоказательными, но только не я. Я не теоретик в очках, пытающийся скрыть свои внутренние комплексы за сухими концепциями и логикой, ведущей в никуда. Я уверен, что Вы идёте в правильном направлении, я давно наблюдаю за Вами. Поэтому, у меня имеется предложение, от которого Вы не сможете отказаться…

Это было как во сне. Другой я, из иной квантовой реальности, слово в слово предсказал мне это заманчивое предложение Мак айда. Огромный грант, лучшие ассистенты, лаборатория, юридическая поддержка, возможность защитить докторскую и стать всемирно известным физиком. Но я должен отказаться. Я всю жизнь ждал, я всю жизнь только мечтать мог о таком предложении, и теперь я должен, я обязан отказаться? Ради чего? Мой двойник из полусонных видений предсказывает конец света, конец вселенной из-за моего открытия, растиражированного в разных квантовых реальностях в количестве 50. Но почему именно я? И как поведут себя те другие мои я? Неужели смогут отказаться от того, от чего не отказываются?

Я сказал, что мне нужно пару дней всё взвесить. И уже по дороге домой мой двойник начал почти панику. Что я не понимаю всей серьёзности ситуации, что я и только я несу ответственность за судьбу этого и всех других миров галактик вселенной, что резонанс имеет катастрофически не предсказуемые последствия, в том числе лично для меня, для Блю, для нашего будущего сына, если мы не поссоримся раньше зачатия.

Мне и вправду нужен был отдых. Так, только не виски, иначе немного расслабит, а потом будет много хуже. Я поехал к Кенту, в его загородный дом, полный холостяцкой тишины и покоя.

— Кент, ты никогда не мечтал иметь семью?

— Конечно, но как-то не сложилось. То женщины меня избегали, а когда стал известным учёным, сам стал их избегать. Терпеть не могу потребительского отношения к себе и к другим. Но сам знаешь, в Америке это норма, только я не играю в такие нормы. Так, что быть закоренелым холостяком для меня стало второй привычкой после кофе.

Я отхлебнул прекрасный мексиканский экспрессо, который Кент умел заваривать по-особенному, и, как всегда неожиданно, что-то внутри щёлкнуло. Время резко замедлилось, и я видел, как бесконечно долго ставлю чашку экспрессо на стол. А потом время остановилось совсем, всё застыло, как иногда показывают в фантастических фильмах. Я не понимал, то ли во мне, то ли вокруг меня, образовался гигантский экран со слайд шоу. Картины менялись одна за другой с невероятной скоростью. Слайды замедлились, и я чётко увидел, что сижу здесь же, только. Кент заметно располневший и сутулый, двое детей бегают вокруг, а какая-то рыжеволосая женщина даёт мне экспрессо, но на вкус хуже, чем Кента. Я понимаю, что я в параллельной реальности. Смотрюсь в зеркало, и вижу себя на несколько лет старше, с сигаретой. Спокойно, сейчас пройдёт. Ощущаю себя, словно очень пьян, но стараюсь держаться. Снова щёлкнул слайд, и я на могиле Кента. Кто-то тихо говорит, что сердце не выдержало, покойный пил слишком много кофе и ссорился с рыжеволосой женой. Снова щелчок, и я вижу, как пьяный Кент рыдает на моей могиле, а его взрослый сын тайком неподалёку курит марихуану.

Не знаю, что меня вернуло обратно, но я снова пью прекрасный кофе Кента холостяка. Мне звонит Блю. Беспокойным голосом она говорит, что ей снился очень дурной сон, от которого она никак не может отойти. Я шестым чувством догадываюсь, что это на самом деле не сон. Это мой двойник, или даже многочисленные двойники начинают проникать и в её мир. Наверное, чтобы она отговорила меня от любого продолжения карьеры в области квантовых исследований. А если она так же начала сталкиваться с параллельными мирами, с другими я себя же? Надо срочно ехать к ней. Так и не поговорил с Кентом о главном, хотя, наверняка в других мирах он всё уже знает.

 

5 Квантовая реальность, странный старик, квантовый резонанс

Я поднялся на её этаж, позвонил, кто-то подошёл открыть мне дверь. Я уже было собрался с ходу успокаивать Блю, но мне открыл дверь другой человек. Мак айд! Господи, но он что здесь делает? Я прошёл внутрь зала и ахнул. Сидело около двадцати человек. Среди них я, в пяти экземплярах, три Блю, несколько Мак айдов и очень странного вида старик. Самое поразительное, что я видел их без каких — либо изменений сознания, фазы между сном и бодрствованием, галлюцинаций. На всякий протянул руку для рукопожатия себе же, только нервному и кажется, слишком злоупотребляющему алкоголем. Рука настоящая, люди настоящие, и всё в одной реальности.

— В этой комнате не одна реальность, а сразу несколько квантовых реальностей. Я сделал так, чтобы основные персонажи неизбежного резонанса могли спокойно поговорить. Хотя это уже ничего и не изменит.

Голос странного старика был необычайно выразительным и не земным, я такого нигде и никогда не слышал.

— Это владыка нашей галактики, в которую входят все квантовые реальности галактики. А наша галактика является частью огромной вселенной…

Это Блю, но молодая и немного развязанная, тихо на ухо объясняла мне расклады. Не стесняясь, она даже флиртовала со мной, в голове всё шло кувырком.

— Итак, господа, то, что я хотел предотвратить, уже неизбежно. Пятьдесят Мишелей нашей галактики из бесчисленного числа Мишелей квантовых реальностей нашей галактики продолжили исследования несмотря на все усилия предотвратить это. И сделали открытие, которое вызвало квантовый резонанс. Нас уже нет, галактики нет и вселенная, которая включала триллионы галактик вроде нашей исчезла в чёрной дыре. Никто не знает куда. Конечно, у вас немой вопрос – а как же тогда мы все здесь и общаемся? Прежде, чем я отвечу, ради своего удовольствия, я хотел бы выслушать ваши версии. Тем более, вы все долго и напряжённо, каждый по-своему, шли к разгадкам тайн квантовых реальностей.

Прежде, чем каждый смог прийти в себя после услышанного, Блю, в версии развязанной молодой особы, произнесла: «А не всё ли равно? Изучай, не изучай, все равно смерть и забвение в конце ждёт каждого. Надо жить настоящим, пока оно есть!» И она залпом выпила пол стакана рома.

— Мне кажется, мы можем что-то ещё изменить, раз мы можем говорить и мыслить. Нельзя сдаваться. Я столько сил потратил, чтобы открыть дверь в эти другие миры, столько сил…

Кажется, одна из версий Мак айда плакала. Предприятие прогорело, бизнес обанкротился, все усилия тщетны, это конец. Конец, где никаких параллельных возможностей нет и не будет.

— Я, я не хотел соглашаться с предложением мистера Мак айда, не хотел. Но Блю, она так умоляла принять предложение, ради нашего сына, ради будущего счастья…

Он, то есть один из моих я, выглядел жалко. Кажется, он винил себя во всём, хотя те другие мои я так же не могли отказаться. Да, я сам бы отказался, даже не знаю? Мы, люди, слабые существа перед соблазнами.

Мне так же хочется что-то сказать. Наверное, это будут мои последние слова. Но неожиданно я ощутил очень странный и глубокий импульс, изнутри. Сам того не понимая, я начал говорить совсем другое.

— Мне кажется, что кто-то нас дурачит, играет с нами. Или со мной? Ведь какое мне дело до исчезновения всей вселенной, если я жив? Меня предупреждали, что квантовый резонанс может вызвать спутанность времён, миров и вообще, бог знает чего. Даже если это уже происходит, что это меняет по сути? Заводить ребёнка с Блю или нет? Жить с Блю или с другой, или одному, как Кент. Иметь детей, репутацию, дом или умереть на мусорке нищим? Встречать себя молодого, старого, толстого, нервного, курящего, весёлого, депрессивного – но, что это меняет по сути?  По сути – ничего! Смена декораций, где кто-то всё это воспринимает как калейдоскоп реальности.

В зале настала гробовая тишина. Все ждали слов странного старика. Так, как ждут смертельного приговора. Или ждали, что стены разрушатся, и нас всех унесёт в бескрайний космос или засосёт чёрная дыра. А быть может, он просто даст нам яду или застрелит, чтобы мы перестали мучиться в этом, и во всех других мирах.

Неожиданно он громко рассмеялся. Обвёл всех взглядом и… начал меняться в лицах. Он превратился в Мак айда, фигура то толстела, то старела, то молодела и худела. Превращалась в маленького плачущего мальчика, младенца, затем в стремительно стареющего, умирающего. Мы видели самые разные варианты фигуры, возраста, образа жизни, интеллекта Мак айда. От законченного наркомана до святого, от маразматика до гения. Затем Блю. О, боже, я никогда и не предполагал, какая она может быть красивая. Впрочем, как и уродливой, стервозной, сексуальной, отрешённой, больной и божественной. Сколько же этих вариантов, двойников может быть?! Дошла очередь и до меня. Но я даже не смотрел. До меня стал доходить весь смысл этого спектакля.

— Да, Мишель, да, это самый настоящий, самый грандиозный из всех спектаклей мироздания! Спектакль спектаклей!

Странный старик вновь принял свой прежний облик. Обнял меня и растворился. Вместе с комнатой, людьми, двойниками и мною. Я ощутил себя в абсолютно пустом пространстве. Я везде. Я нигде. Я всё. Я никто. Я ни Мишель, и ни старик, и ни галактика. Я всё это вместе взятое, все миры, все существа, все квантовые реальности в их бесконечных вариантах разворачивания и сворачивания. Я и спектакль, и актёры, и режиссёр, и подмостки, и космос. Так было и будет всегда. И я подумал, а не поиграть ли снова в прятки с собою?

P.S.  Я ехал домой к жене. Гадал, что там с ней случилось, почему она так взволнованна? Мой взгляд упал на заголовок в журнале, который валялся на переднем сиденье. Там написано «Новые открытия в области квантовой физики перевернут мир». Что-то слышал о квантовой физике, но точно не помню. Меня интересуют исключительно животные, ведь я ветеринар. Как и жена, как и будет ветеринаром наша дочь. Начался дождь. Я остановился на красный цвет. Какой-то странный старик на улице громко рассмеялся, увидев меня. На огромном экране здания человек давал интервью. Мне показалось, что это я, так он похож был на меня, только выглядел лет на десять старше. Внизу строка сообщала, что он квантовый физик. Ну, и профессию себе люди находят в жизни. На миг я ощутил, что знаю всё о квантовой физике и квантовых вероятностях, абсолютно всё. Мне посигналили, зелёный свет. Дежа Вю, со мной такое бывает, и как — ни будь я вам расскажу об этом, вы не поверите.

Продолжение может следовать согласно теории квантовых вероятностей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *