Синдром последнего дня.

(Выдуманный день, пока выдуманный).

«Моя мать говорила мне, что живи каждый день, как последний. Потому, что когда-нибудь так и случится». Из фильма В. Аллена «Светские люди».

И вот он наступил. Такой НЕ долгожданный, такой ужасный, и такой чудесный – последний день. Я это знал. Знал так, как знаешь домашние цветы, за которыми ухаживаешь каждый день. Знал так, как знают друг друга супруги, прожившие вместе пол века – все привычки, от смены настроения до запаха в туалете после испражнений. Я знал, что сегодня мой последний день жизни.

Нет, я не был болен и не собирался делать суицид. Как когда-то сказал мне мой духовный наставник, это – синдром последнего дня. Есть категория людей, которые точно знают, когда умрут. И обычно это святые и набожные люди, люди, с развитой интуицией и даром предвидения. Но я не был ни тем, ни другим. И тем не менее, синдром последнего дня проявился и у меня. Впрочем, узнал об этом я не заранее, как у святых, а сегодня, именно в сам последний день жизни.

Что это, проклятие или благословение? Наказание или награда? Или не то, и не другое, а просто что-то вроде эксперимента тех, кто наверху. Взять, и простого смертного поместить в ситуацию синдрома последнего дня. Я понимаю тех, кто приговорён к смертной казни, кто смертельно болен – они знают заранее. Кто неожиданно попал в аварию и всякое такое – там всё сразу, без размышлений. А тут иначе, здесь день, как день, только всё…

Всё замедленно и глубоко проникновенно. Ты проживаешь каждую минуту, нет, каждую секунду жизни! Вот, птичка села на ветку – и проходит вечность, пока она сидит на ней. Ты и есть эта птичка, и весь её птичий род, ты проживаешь его эволюцию. Вот, ребёнок весело бежит к матери – и ты вместе с ним бежишь, только как будто всю жизнь бежишь. Ты проживаешь всю жизнь этого ребёнка – от рождения, до врачей, уколов, коликов, первых шагов и падений, конфет, запаха еды в детском садике, букваря, девочки с косичками за партой, любимого и не любимого учителя, первой поллюции, первой сигареты, первого поцелуя, женитьбы, рождения ребёнка, ссор, секса, рыбалки, тысячи просмотренных сайтов, тысячи разговоров, болезни, радости, горя, сожалений, обид, надежд, экстаза, отчаяния, умирания, света в тоннеле, видения бардо, новое рождение…

Ты можешь, мгновенно увидев человека, считать всю, ВСЮ информацию о его прошлом, настоящем и будущем. Ты знаешь о любом предмете или явлении всё, почти всё. Только, только всё это сейчас не интересно, уже не интересно. Простые вещи интересны – луч заходящего солнца, последнего солнца. Это интересно, это приглашает к вечности. Но для кого этот луч последний? Для того, кого звали так-то, родился тогда-то, умер сегодня, имел биографию и место на кладбище.

А для кого уже просматривается свет в туннеле? Кто будет видеть плачущих родственников и похороны? Кто будет проходить мытарства, видения бардо? Я уже знал кто, я уже был готов. Я плакал и смеялся, я жил, теперь по-настоящему жил.

P.S. Девочка каталась на качелях. Знакомый дядя из соседнего подъезда вышел на улицу и почему-то лёг под дерево. Наверное, он очень устал или просто пьян? А может, он просто хочет поиграть с кем-нибудь, ведь и она сама любила лежать под тем деревом, пока не было с кем играть. Но мама всегда не разрешает этого делать, говорит, что так можно простудиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *